Сообщения с тегами ‘Мінфін’

Тарифний геноцид: платіжки у 2018 році поставлять українців за межу виживання

tarifnyi-genocid1-500x340

 

В 2018 році на українців чекає підвищення тарифів, яке стало умовою для чергового траншу МВФ, повідомляє 40ka.info.

Так, з 1 квітня для українців буде затверджена роздрібна ціна на газ – 6957,90 грн за 1000 куб. м. При цьому ціна буде постійно підвищуватися.

«Газ прив’язаний до імпортного паритету, і поки ми не позбудемося від імпорту, – а до цього ще дуже довго, якщо це взагалі станеться, – ціна на газ буде високою, ринкової, по суті, прив’язаною до європейських хабів», – пояснив експерт газового ринку Дмитро Марунич.

Також у Мінфіні назвали чіткі показники, як «Нафтогаз» пропонує підвищувати ціни для населення. Так, ціна газу для українців і підприємств ТКЕ з 1 квітня 2018 року може збільшитися на 62%. Таким чином, замість 4942 за 1000 куб. м ціна зросте до 8030 гривень за тисячу кубометрів.

Таке підвищення може відбутися з жовтня 2018 року. Ціна газу може збільшитися на 73% порівняно з діючою на даний момент – до 8530 гривень за тисячу кубометрів.

Експерти прогнозують, що через подорожчання газу збільшаться і комунальні платежі. Так в багатоквартирних будинках з газовими плитами, де зараз сім’я з чотирьох чоловік платить близько 80 гривень за газ, тариф на газ з квітня може скласти близько 120 гривень. При наявності газової колонки, платежі виростуть з 220-250 до 350 гривень.

Пропорційно подорожчає опалення і гаряча вода – на 30-40%. У підсумку ті, хто платить за опалення у цьому сезоні 2 тисячі гривень, вже в наступному будуть платити 3 тисячі гривень.

Глава НКРЭКУ Дмитро Вовка розповів байку, що тарифи для українців нижче європейських в 6 разів.

«У Європі середній рівень тарифів для населення становить 20 центів, з 28 країн Європи. При поточному курсі євро і згідно з даними НБУ курс євро становить 33,24. Тому тариф відповідає 6,78 гривень з усіма податками, що майже в 6 разів вище, ніж тариф в Україні. За тарифами для непобутових або промислових споживачів», – пояснив рошенівець Вовк.

Налоговики по-новому начнут охоту за состоятельными украинцами, — законопроект Минфина. Расследование

podatki-dushat1

 

Государство хочет взять под усиленный контроль граждан, получающих высокие доходы или владеющих значительными активами. В Минфине разработали критерии отнесения украинцев к категории состоятельных, и оформили их в законопроект. Его текст на днях был обнародован на сайте Минфина для общественного обсуждения. Документ обязывает толстосумов ежегодно отчитываться о своем состоянии.

Поскольку порядок получения информации об обороте средств на счетах граждан по требованию ГФС связан с раскрытием банковской тайны и регулируется нормами Налогового кодекса и законодательства о банковской деятельности, все новации в данной сфере должны проходить на уровне законов.

Критерии богатства

Минфин предлагает дополнить нормы НК определением «лиц с большими доходами». Таковыми будут считаться те, кто отвечает хотя бы одному из следующих критериев:

украинский резидент-физлицо лицо является конечным бенефициаром крупных украинских налогоплательщиков;

владеет 10% и больше уставного капитала или долей юрлица-нерезидента, которое задекларировало за отчетный год 10 млн евро и больше;

лицо, чей годовой налогооблагаемый доход за предыдущий год превышает 50 млн грн.

Напомним, что после изменения критериев с 1 января 2018 года число крупных налогоплательщиков в Украине сократилось до 1364 предприятий. Теперь крупным плательщиком считается юрлицо или постоянное представительство нерезидента на территории Украины, чей доход от всех видов деятельности за последние четыре квартала превышает 50 млн евро (ранее — 1 млрд грн) по средневзвешенному курсу НБУ. Или общая сумма уплаченных в госбюджет налогов, сборов и платежей за тот же период превышает 1 млн евро (ранее — 20 млн грн) при условии, что без таможенных платежей она выше 500 тыс. евро.

Как отмечают в Минфине, ссылаясь на анализ мирового опыта и отечественной практики, данные критерии состоятельности граждан были разработаны исходя из того, что основной доход украинские богачи получают не в виде зарплаты, а из других источников (инвестиционная прибыль, банковские депозиты, операции с недвижимостью, прочее).

Чтобы отслеживать соответствие этим критериям и сократить возможности для манипуляций, законопроектом предлагается расширить полномочия ГФС получать информацию по обороту средств на банковских счетах таких налогоплательщиков.

Особенности контроля

Налоговиков наделят правом бесплатно получать информацию от банков и других финучреждений о наличии банковских счетов и оборотах на них. В том числе сведений о невозврате валютной выручки компаниями (вероятно, имеются ввиду подконтрольные владельцу-богачу).

Кроме того, фискалы смогут получать по решению суда информацию о хранении банками ценностей человека или об аренде им банковской ячейки.

Состоятельные украинцы будут подлежать отдельному учету. В Госреестре физлиц-плательщиков налогов будет вноситься отдельная запись о дате внесения в список богатых физлиц или исключения из него, а также о месте такой регистрации.

Для них не будет исключений в обязанности подавать ежегодную декларацию о доходах и имущественном состоянии физлиц, как это предусмотрено для других физлиц (например, при получении только зарплаты на предприятии). То есть, они обязаны подавать декларацию, даже если налог с доходов физлиц (НДФЛ) уже были удержаны налоговыми агентами.

Кто не отчитается будет оштрафован за несвоевременное декларирование доходов в размере 10% от суммы начисленного НДФЛ. Для всех прочих украинцев сумма штрафа останется значительно меньше — 170-1020 грн.

Мало того, как отмечает адвокат, управляющий партнер ЮФ «Можаев и партнеры» Михаил Можаев, срок давности, в течение которого налоговики могут самостоятельно определять сумму налоговых обязательств для таких плательщиков вместо трех лет (1095 дней) будет составлять 10 лет (3650 дней).

«Важно, чтобы не было злоупотреблений со стороны налоговиков. А для этого нужно грамотно прописать механизм получения информации об активах и прочих данных. Например, гражданина неправомерно отнесут к состоятельным плательщикам, а потом начнутся судебные споры», — заметил Можаев.

Ключевыми моментом станет не то, какой стоимостью владеет лицо (например, в доле компании), а какой размер дивидендов выплачивается. То же самое можно сказать и валовом доходе, который не так важен, как прибыль компании.

К чему готовиться

По словам юристов, это расширяет поле для самодеятельности налоговиков. Сейчас работники ГФС часто неправомерно снимают затраты (для расчета налога на прибыль) или налоговый кредит (для расчета НДС) ради наполнения бюджета.

В этом смысле новый закон может стать еще одним инструментом для пополнения казны, когда плательщика будут относить к состоятельным по формальным признакам. В результате граждане через суд будут доказывать надуманность таких действий.

«Формальная неподача декларации — и сразу штраф 10% это очень опасно. Сейчас налоговая, например, сама создает препятствия для подачи электронной отчетности предприятиями, а затем по формальным признакам (не подача отчетности в срок) штрафует. Приходится в суде доказывать, что ГФС неправомерно отключила компанию от системы подачи электронной отчетности», — пояснил Михаил Можаев.

Многие иностранные компании, открытые нашими бизнесменами, например, в офшорах, часто открываются на другое лицо, которое не обязательно получает дивиденды. А само предприятие может быть посредником, который получает средства только на обслуживание собственных нужд. Соответственно, собственник такой компании может не получать существенных доходов.

«В целом реестр бенефициаров крупных украинских предприятий и так уже есть у ГФС. Если владелец специально не прячется, то о бенефициарах украинских компаний и так будет известно», — заверил UBR.ua управляющий партнер Crowe LF Ukraine Дмитрий Михайленко.

Что касается зарубежных компаний, то такой критерий будет эффективно работать только когда наладится обмен информацией с другими странами. Впервые такой обмен данными планируется осуществить в 2020 году (по данным за 2019-й).

«По доходу в 50 млн грн информация поступит либо от налоговых агентов, либо сам гражданин должен задекларировать свои доходы. Так что эти сведения уже и так доступны для налоговиков», — уверен Михайленко.

По его словам, украинское законодательство пытаются трансформировать под международные нормы. Налоговики стараются получить как можно больше информации о наших плательщиках за границей.

Однако стоит помнить, что не только иностранные банки будут информировать наши контролирующие органы, но и наоборот.

Если активы записаны на жену, то уже она будет попадать под контроль.

«Понятие контроля постоянно эволюционирует. Например, для целей Налогового кодекса уже давно супруги считаются связанными лицами. Для целей закона о бенефициарах формулировки более размыты, тем не менее, возможности разрабатывать конкретное лицо у ГФС есть», — подчеркнули в Crowe LF Ukraine.

Константин Симоненко, Национальное бюро расследований Украины

Новый налог на недвижимость от правительства Яценюка. Платить, съехать, снести или сжечь? Расследование

Yacenuk-grabuvati

Эксперты называют новый налог на недвижимость, который коснется всех без исключения украинцев, антисоциальным. Кроме того, налогообложение коммерческой недвижимости может пагубно сказаться на строительной отрасли и отпугнет инвесторов.

Министерство финансов Украины с 2016 года планирует взимать налог на недвижимость со всех владельцев квартир и жилых домов вне зависимости от площади. Как отразится введение налоговых новшеств на кошельке граждан, и станут ли украинцы массово избавляться от «излишков» жилья рассказали эксперты на пресс-конференции.

После развала Советского Союза, когда Украина вместо “социализма с человеческим лицом” выбрала капиталистический путь развития, многие наши граждане поначалу не торопились с приватизацией своих квартир: все были наслышаны о высоких налогах на недвижимость в капиталистических странах и опасались за свой кошелек. Однако время шло, налог не вводили, и практически все украинцы оформили жилье в собственность.

В 2011 году правительство Николая Азарова попыталост ввести налог на недвижимость. Изначально он задумывался и преподносился как налог на роскошь и не касался 90% собственников жилья. С владельцев квартир, площадь которых не превышала 240 кв.м и жилых домов площадью не выше 500 квадратов налог составлял 1% от минимальной заработной платы с каждого квадратного метра жилой площади в год, а для квартир и домов большей площади — 2,7%. Из-за неприятия обществом его действие даже отложили на год.

Но с 1 апреля 2014 года уже правительство Арсения Яценюка ужесточило налог и стало взимать его не с жилой, а с общей площади, тем самым он  коснулся еще большего числа украинцев. Но льготы продолжали действовать — не облагались налогом квартиры до 120 кв м. и дома до 250 кв. м.

Уже с января 2015 года налог на недвижимость был отдан на откуп местным советам. Предельная ставка налога на жилую недвижимость устанавливалась в 2% минимальной зарплаты за каждый квадратный метр, то есть не более 24,36 грн/м кв за год. И вот наступило время, когда Украина действительно становится полноценным европейским государством. Теперь Минфин хочет взимать налог на недвижимость со всех домов и квартир вне зависимости от их площади.

В обнародованном недавно Министерством финансов проекте изменений Налогового кодекса предлагается ввести всеобщее налогообложение недвижимости, причем без льгот, которые действуют сейчас. Предполагается, что владельцы квартир площадью свыше 300 кв. метров и домов площадью 500 кв. м должны будут заплатить фиксированную сумму в 25 тыс. грн в год. Для всех остальных украинцев, которые имеют меньшую площадь, определять ставку налога Минфин предлагает местным советам в пределах от 0 до 3 процентов от минимальной заработной платы (с 2016-го составит 1378 грн) за 1 квадратный метр площади.

В Европе этот налог привязывается не к площади, а к рыночной стоимости недвижимости. И это справедливо, ведь предполагается, что владельцы  более дорогих апартаментов в состоянии выделить большую сумму на улучшение условий жизни в регионе. Расчет налога от квадратных метров, от числа окон, дверей или дымоходов — чистейшей воды средневековье.

В Кабмине Яценюка подсчитали, что изменение правил налогообложения недвижимости позволит взыскать в местные бюджеты дополнительно около 40 млрд. грн. При этом министерство не опубликовало полный текст документа, ограничиваясь лишь общими комментариями и короткой презентацией. Для коммерческой недвижимости (склады, промышленные здания и офисные площади и т.д.), которая до сих пор налогом не облагалась, также предложено ввести налогообложение.

«Минфин не предполагает никаких льгот для граждан, вне зависимости от доходов — все равны. Теоретически, что это должно стимулировать украинцев, у которых „очень большая“ недвижимость или владеющих несколькими квартирами, продавать излишки. У министерства даже есть надежда, что это сможет стимулировать рынок недвижимости, который сейчас практически замер», — констатирует президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Глава совета Ukrainian Building Community Елена Шуляк сетует, что Минфин во время разработки данного новшества, скорее всего, не в полной мере привлекал экспертов строительного рынка, чтобы оценить возможные негативные последствия от введения такого налога и изучить проблемы, которые могут возникнуть с его администрированием. Государство столкнется с серьезной проблемой учета всей недвижимости в стране.

Специалисты сомневаются, что в ближайшее время всю информацию успеют внести в кадастр. Поэтому налоговая будет присылать «письма счастья» далеко не всем владельцам недвижимости. Кроме того, есть еще способы уклониться от уплаты налогов на недвижимость. По словам Шуляк, согласно статистике, только в Киевской области около 40% владельцев больших жилых домов не торопятся вводить их в эксплуатацию.

Что касается застройщиков, которые продают квартиры в новостройках, то из-за того, что  около 50% квартир остаются непроданными к моменту сдачи в эксплуатацию, застройщики вынуждены оформлять права собственности на себя. По ее словам, после введения налога застройщики либо будут пытаться переложить дополнительную финансовую нагрузку на покупателя, либо не вводить жилье в эксплуатацию до момента, пока не будет продано максимальное количество квартир.

«Многие семьи, перед тем как планировать расширение своего жилья, будут очень серьезно задумываться», — считает Шуляк.

Что касается налога на коммерческую недвижимость, то, например, в Великобритании такой налог привязан к сумме, которую предприятие получает за аренду площадей. Сейчас, в условиях кризиса, в Украине коммерческая недвижимость либо пустует, либо используется наполовину. Однако владельцы промышленных помещений, складов или офисной недвижимости, которая не приносит никакого дохода все равно будут вынуждены за нее заплатить государству.

Застройщики расценивают налог на недвижимость как налог на инвестицию.

«С экономической точки зрения и с точки зрения целесообразности такие налоги негативно будут восприниматься не только обычными гражданами, но и представителями строительной отрасли. Любой налог на недвижимость на пустующее или на полупустующее здание приведет к тому, что на них будет очень тяжело найти инвестора для реконструкции и последующего использования, а с другой стороны коммерческая привлекательность таких объектов будет падать,  поэтому подобные нововведения  могут навредить развитию строительной отрасли в целом», — уверена Шуляк.

Специалисты не исключают, что неиспользуемую коммерческую недвижимость собственники предпочтут сносить, чтобы не платить налоги.

Правительство пытается закрыть бюджетные дыры за счет обычных граждан, уверен руководитель комитета по правовым вопросам Ассоциации специалистов по недвижимости (риелторов) Украины Юрий Пита. Поступления от налога на недвижимость в этом году превзошли ожидания Минфина. Было собрано 11 млрд гривен, что на 24% выше запланированного. И это также  стало определенным катализатором для расширения базы налогообложения.

«Прикрываясь так называемыми требованиями европейских организаций, наша власть очередной раз пытается выехать на плечах обычных граждан, не обращая внимая на то, кто это будет — богатые или бедные. Все поняли, что народ, защищая свою собственность, готов платить этот налог. Никто не выходит на улицу, не возмущается, все тихо его воспринимают и платят. Власти это выгодно, потому что когда вводят налоги для предпринимателей, сразу собираются митинги, выражается недовольство, общественные организации выступают против таких нововведений. В данном случае налог действует уже третий год, а все тихо и все хорошо», — поясняет Пита.

Свободная недвижимость у собственника не простаивает, владельцы «лишних квартир» сдают их в аренду, на что и живут. И, скорее всего, нагрузка по уплате налога будет переложена на съемщиков жилья, полагает специалист по недвижимости: «Помесячно будет разбита сумма налога и добавлена к стоимости аренды».

Предприниматели также будут пытаться перебросить этот налог на плечи конечного потребителя.

«Будет увеличена либо стоимость услуги, либо стоимость товара, либо будет попытка поднять арендную плату», — прогнозирует Пита.

Эксперт считает, что расшевелить украинский рынок недвижимости таким образом тоже не удастся. Ведь, даже если кто-то захочет продать свое имущество, то сложно будет найти покупателя. К тому же, по мнению эксперта, в страну не захочет идти инвестор, заранее зная, что на него сразу же обрушится такое налоговое бремя.

Специалисты не сомневаются, что яценюковские изменения в Налоговый кодекс все-таки будут приняты в Верховной Раде.

Глеб Суровягин, Национальное бюро расследований Украины

Порошенко, Гонтарева, Бахматюк, Лагун. Менялы по-крупному или Нацбанк для «своих»

Svoi-Bahmatuk1Коалицианты соблюли приличия — должность главы НБУ если и была предметом торга, не оказалась в пакете должностей, назначения на которые стали итогом месячных переговоров. По крайней мере, пока, и это если судить по выставленной напоказ фасадной стороне процесса.

Впрочем, это не снимает ключевой проблемы Национального банка — отсутствия реальной независимости и, как следствие, острейшего дефицита доверия к ведомству, а также курируемым им банковской системе и национальной денежной единице. И это — острейшая головная боль не только Нацбанка, но и всей страны и ее экономики. Проблема, за существование которой вместе с председателем НБУ в полной мере несут ответственность глава государства и премьер-министр. А вот расплачиваются предприниматели и простые граждане.

Вполне может быть, что в ходе переговоров президент Порошенко сумел сохранить пост главы НБУ в собственной квоте и решил (как минимум, пока) оставить его за собственной креатурой — Валерией Гонтаревой. Но вероятнее, что Нацбанк решили пока не «разменивать» из-за нежелания лишний раз дразнить функционеров МВФ, для которых независимость центробанка (хотя бы формальная) — одно из ключевых и непременных условий.

Законодательные изменения к профильному закону, направленные «на усиление базы для управления и автономии НБУ», специально прописаны в нынешнем меморандуме с фондом и содержатся в числе его структурных маяков. Впрочем, аналогичные по замыслу пункты были и практически во всех предыдущих соглашениях. И что?

Увы, с независимостью и автономностью у Национального банка Украины дела обстоят, мягко говоря, не очень. С одной стороны, это объективная данность: в сложившихся отечественных реалиях ведомство к ней и само далеко не готово. Нет ни должной прозрачности, ни надлежащей институциональной зрелости (хоть по украинским меркам ее и можно было бы считать достаточно высокой, если бы не чрезвычайность сложившейся ситуации). Процедуры оперативного взаимодействия с правительством (и, в частности, с Минфином) тоже до конца не формализованы и не отработаны. По этой причине множественные конфликты между правительством и НБУ как возникали в былые времена, так и случаются нынче.

В том, что безусловная подчиненность главы Нацбанка премьер-министру — «абсолютное зло», страна убедилась в первые же постмайданные месяцы работы «правительства камикадзе». «Наследие» Кубива, а точнее, его куратора Яценюка, еще долго придется разгребать и Нацбанку, и банковской системе, а отрабатывать — всей экономике и гражданам. Быстро возросшая до свыше 100 млрд грн задолженность ограниченного перечня банков по стабкредитам и рефинансированию, как и массированная эмиссия гривни на покрытие бюджетных нужд стали серьезнейшими факторами первой в нынешнем году — весенней — волны девальвации, вылившейся в падение курса национальной валюты с 8,2 до 12 грн за доллар (почти 50%).

Похоже, в тот момент премьер был даже рад расстаться со своим ставленником на посту главы НБУ. Как-то уж слишком легко он уступил эту должность новоизбранному президенту Порошенко. И хотя выдвижение главного банкира — прерогатива главы государства, это вовсе не значит, что занимавший этот пост до его избрания должен автоматически слагать полномочия. Не стоит забывать, что согласно закону об НБУ его председатель должен избираться на семь лет (статья 18), и требуются очень серьезные основания для снятия его с должности. Конечно, если фигурант не пишет заявления «по собственному». Уговорили, получается, «по-тихому». ‏Очевидно, что ворох накопившихся в банковской системе уже на тот момент проблем оказался слишком сложным и неподъемным даже для «гения» нынешнего украинского премьера, поэтому он и решил «отойти в сторону».

Другой «гений» — президентский — этого, видимо, недопонял. Уж так хотелось взять Нацбанк под крыло, что Кубив впоследствии даже оказался в предвыборном списке БПП, получив иммунитет от каких-либо «лишних» вопросов правоохранителей. И не меньше хотелось иметь на Институтской своего личного ставленника (да еще имеющего хорошие контакты с работающими под вывеской Rothschild людьми, вроде бы занимающимися сейчас продажей президентских активов). Иначе расчетливый Порошенко не бросил бы на амбразуру борьбы с пылающими одновременно валютно-курсовым, денежно-кредитным и финансово-банковским кризисами человека без достаточных для этого компетенций.

И дело вовсе не в том, что это дело не женское (женщин с очень даже боевыми мужскими характерами в украинской политике и коридорах власти предостаточно). Таких характеристик Гонтаревой, как живой ум, независимость оценок и суждений, жесткость и прагматичность в подходах, хороший бэкграунд работы и связи в западных финансовых структурах, а также успехи в управлении собственным инвестбанком, — этих качеств вполне могло бы хватить для управления и реформирования Нацбанка в отличные от нынешних времена. Но тут и недостаток опыта управления коммерческим банком, и полное отсутствие опыта работы в госструктурах, да еще без надлежащей профессиональной командной поддержки, заранее обрекли г-жу Гонтареву на выносимый нынче практически всеми нашими собеседниками вердикт: «Не справляется». При всей человеческой симпатии к Валерии Алексеевне, такие ее качества, как эмоциональность и импульсивность в принятии решений, вполне можно было бы расценивать, как достоинства, если бы речь шла не о должности главного банкира страны, где они оборачиваются факторами подверженности манипулятивному влиянию.

Характер у нынешнего главы Нацбанка, конечно, есть. И «мойки» с «конвертами» вычищаются, и больные структуры закрываются… Вот только все равно при этом применяется избирательный подход (о примерах — ниже). Надо сказать, что рефинансирование при нынешнем руководстве НБУ раздается далеко не так легко, как при предшественнике. Свидетельство тому — публикуемые данные по задолженности банков перед НБУ по состоянию на 1 ноября с.г. (рефинансирование плюс стабкредиты). Примечательно, что общая их сумма с момента ухода Кубива (по крайней мере, до начала прошлого месяца) оставалась практически неизменной — немногим более 100 млрд грн. Хотя и здесь нельзя исключать, что это достижение надо вменять в заслугу не столько Институтской, сколько МВФ-ским функционерам — слишком большие скандалы бушевали в Киеве на рефинансовой почве во время летнего четырехнедельного пребывания миссии фонда в украинской столице.

Наши собеседники подтверждают, что именно нежелание выдавать рефинансирование является одной из главных «лютых» претензий собственников и управляющих большинства украинских банков к человеку по фамилии Гонтарева. Однако и тут не обошлось без «особенных случаев». Еще в начале сентября от источников ZN.UA поступила информация, в которую мы поначалу и не поверили: Валерия Алексеевна все-таки «не смогла устоять перед обаянием и способностью убеждать» Петра Алексеевича, вроде бы вынудившего ее выдать более трех миллиардов одному из банков дутого аграрного барона по фамилии Бахматюк. Сложно сказать, что связывает этих людей,  но сестра Бахматюка по фамилии Василюк даже числилась в предвыборном списке под казавшимся до выборов проходным номером 108. Она же, кстати, возглавляет набсоветы двух ключевых активов брата — ООО «Авангард» и «VAB-Банка».

В ходе сентябрьского интервью мы не могли не поинтересоваться этим обстоятельством у главы Нацбанка лично. Тогда Валерия Алексеевна отвергла возможность выдачи стабкредитов какому-либо из принадлежащих вышеназванному персонажу финучреждений, заявив, что выдается только стандартное рефинансирование на еженедельной основе. Даже если банкирское слово и не гранит, то подпись точно должна стоить бумаги, на которую ставится (даже если эта бумага — национальные денежные знаки), — как не поверить?

Каково же было наше удивление, когда при ознакомлении с данными банковской отчетности на сайте НБУ мы обнаружили, что обязательства по статье «средства банков» учреждения под вывеской «Финансовая инициатива» (также принадлежит О.Бахматюку) в третьем квартале выросли, ни много ни мало, на более чем 3 млрд грн (ничего себе «стандарты»!). Так, привлеченные средства вылились для «ФИ» в общий рост активов за третий квартал на 4,2 млрд грн (почти в 1,4 раза, причем наиболее существенное увеличение было зафиксировано по статьям «Торговые ценные бумаги» (на 2,05 млрд грн), а также «Кредиты и задолженность юрлиц» (на 2,72 млрд грн). И это все — в условиях падения ВВП и стагнации кредитования!

При этом опрос осведомленных участников рынка свидетельствовал: лимиты на «ФИ», работающей как «пылесос» для финансирования бизнесов своего собственника, на рынке давно закрыты. И ни один из даже не уважающих себя банков на рынке (в том числе и терпящий бедствие родственник VAB) не мог одолжить столь крупную сумму. Так что единственный потенциальный источник — только Нацбанк, к которому и надо обращаться с вопросами. ZN.UA не преминуло воспользоваться этим советом, однако все наши обращения, запросы и напоминания остались пока без ответа. Впрочем, как и обращение за разъяснениями в саму «Финансовую инициативу»…

Конечно, возможности, что регулятор все-таки ни при чем, исключать все-таки было нельзя. Теоретически речь могла идти о какой-то финансовой схеме, «подхимиченной» под отчетную квартальную дату.

Но в таком случае, если столь очевидно-сомнительные миллиардные «оборудки» проходят под носом НБУ незамеченными, есть ли вообще смысл надеяться на наведение когда-нибудь порядка в системе? (Это к вопросу об институциональной «спроможності» Нацбанка). Может, хоть в правоохранительных органах кто-то, почитав СМИ, обратит внимание? Хотя, как показывает опыт, там хоть и читают прессу достаточно внимательно, эта внимательность идет на пользу вовсе не госказне. А вот финансовая состоятельность «отдельных персонажей» среди силовиков и судей растет очень даже внушительно.

Тем временем данные о задолженности банков перед НБУ, которые мы публикуем в этом номере, свидетельствуют: источником получения денег «Фининициативой» был, получается, таки Национальный банк. Причем его чиновников не смутило, что общая сумма задолженности при этом составила более 9 млрд грн (четвертый показатель по системе!), в 1,67 раза превысив объемы привлеченных учреждением клиентских средств. При этом речь идет о структуре даже не из разряда крупнейших. А ведь еще свежи в памяти скандалы, которыми сопровождалось получение рефинансирования даже на меньшую сумму (немногим более 7 млрд грн) вполне даже системным и крупнейшим банком «Надра». Хотя курс тогда, конечно, был еще не тот…

Так неужели Валерия Алексеевна в ходе интервью лукавила или чего-то недоговаривала? Или, может, банально не владела информацией? Но если так, тогда получает подтверждение еще один тезис, уже неоднократно высказывавшийся собеседниками ZN.UA: ей так и не удалось взять под надлежащий контроль процессы в возглавляемом ведомстве (и признание, что memo в МВФ приходится/приходилось готовить самой, — яркое тому свидетельство). Что уж тут говорить о всей банковской системе?

По информации ZN.UA, ситуация не осталась без реакции — в Национальном банке уже началась структурная реорганизация. Вот только, как показывает опыт, подобные процессы крайне редко заканчиваются ожидаемым результатом…

***

Коалиционное соглашение содержит целый раздел под названием «Реформа финансового сектора», многие принципиальные пункты в котором являются прерогативой Национального банка. В банковской среде уже активно работают различные рабочие группы, задачей которых является выработка мер по реформированию и восстановлению устойчивости финансового сектора (и это — тема отдельного большого разговора). Впрочем, эта задача для банкиров, судорожно и лихорадочно пытающихся сейчас вместе с регулятором всякими мерами и полумерами оттянуть летальный исход, пока неподъемна. И здесь дело далеко не в первую очередь в событиях на Востоке страны, на которые так любят нынче пенять высшие должностные лица украинского государства. И даже плачевное состояние экономики, без восстановления которой очень сложно рассчитывать на хорошее самочувствие финансового сектора, было бы делом вполне поправимым, если бы, наконец, закончились разговоры о реформах, и их таки начал кто-то делать.

Главный системный вызов — восстановить уже практически полностью потерянное ДОВЕРИЕ — к политике, гривне, надежности обещаний и обязательств, а также деклараций намерений. Причем как внутри страны, так и за ее пределами.

Приезжавшие в прошлом месяце в украинскую столицу функционеры МВФ были настроены всерьез поработать, чтобы узнать, где же все-таки обещанные Киевом и записанные в меморандуме о сотрудничестве структурные реформы. Но осознав, что на Печерских холмах больше заняты совершенно другим и намного более интересным для тамошних обитателей занятием, нежели спасение государства, — разменом портфелей, денежных потоков и полномочий, уехали восвояси, отложив до «лучших времен» свои неудобные вопросы. О наличии которых публично намекнул хотя бы тот же вице-президент США Джозеф Байден…

В итоге страна оказалась пока без миллиардных валютных поступлений, на которые так рассчитывала. А заодно — и без единственного источника внешнего финансирования, за счет которого можно было надеяться восполнить зияющую нынче дыру в госфинансах (перезимовать, не закрыв которую, будет очень сложно). Альтернатива — новая непокрытая эмиссия, последствия которой даже страшно прогнозировать.

Но даже для получения новых МВФ-ских траншей хотя бы в конце января придется хорошенько потрудиться, чтобы восстановить снова всерьез пошатнувшееся доверие и Вашингтона. И, кроме начала реальных реформ, доказать, что Национальный банк принимает решения в таких чувствительных сферах, как денежно-кредитная и валютно-курсовая политика, самостоятельно (иначе деньги фонда неизбежно улетят «в топку»).

Один из авторитетных иностранных собеседников ZN.UA, анализируя нынешнюю угрюмую украинскую действительность, предположил, что в такой ситуации вполне могла бы оказаться кстати уже начавшая эксплуатироваться в Украине политика привлечения «варягов» на высшие государственные посты. Однако, по его словам, фигура главы монетарного ведомства должна быть достаточно авторитетной в глазах иностранцев (и особенно финансистов), чтобы они поверили в ее способность не только навести порядок, но и говорить принципиальное «нет» будь то украинскому премьер-министру, будь то президенту, доверие к которым сейчас на Западе тает на глазах. Так что «кто попало не прокатит» — такой человек должен быть вхож в круг центральных банкиров, собирающихся каждый квартал в Базеле. Ну что же, если своего Бальцеровича никак не найдем, то, может, хоть чужого попросим? Чего уж по мелочам размениваться?

Юрий Сколотяный, газета «Зеркало недели»

ВиЭйБи Банк готов к национализации. Олег Бахматюк просит денег у правительства

Vab-Bahmatuka1В Украине может стать одним государственным банком больше. ВиЭйБи Банк надеется решить проблемы с вкладчиками за счет государства. Он обратился к Министерству финансов с предложением внести в его капитал порядка 4 млрд грн. В противном случае банку грозит ликвидация, а тогда Фонду гарантирования вкладов придется выплатить за счет денег госбюджета свыше 9 млрд грн.

Мягкий ультиматум

ВиЭйБи Банк, который с весны испытывает трудности с возвратом депозитов, обратился к государству с просьбой о докапитализации, заявил собственник банка Олег Бахматюк. Частичная национализация должна быть проведена в ходе увеличения капитала на 7 млрд грн. «Часть, в размере порядка 2-3 млрд грн, мы договорились получить от наших кредиторов и партнеров, возможно, под залог аграрных активов группы. Остальное должно внести государство, так как должна быть солидарная ответственность и акционера, и Минфина, – сообщил журналистам Олег Бахматюк. – Мы уже обратились с предложением в НБУ и Минфин».

О том, что банк стремится избежать временной администрации, три недели назад рассказывал председатель правления учреждения Денис Мальцев. Еще 7 октября он сообщил, что партнер Олега Бахматюка готов дать в капитал субдолг на 2,5-3 млрд грн, а у НБУ он просит рефинансирование на сумму вдвое больше – 5-6 млрд грн. «Насколько я понимаю, в Фонде гарантирования вкладов сейчас не так уж много денег. Зачем добивать то, что можно спасти?» – пояснял он.

Олег Бахматюк прогнозирует, что власть не захочет заниматься выплатами вкладов, портфель которых в ВиЭйБи Банке на 1 июля составлял 10,85 млрд грн – 10-е место среди всех банков страны. «Для государства внесение этих денег (4 млрд грн. – Ред.) будет стоить дешевле, чем выплаты вкладчикам через ФГВФЛ. Мы хотим не допустить введения в банк временной администрации», – подчеркнул он.

ВиЭйБи Банк на 1 июля занимал 16-е место по активам (23,54 млрд грн) – он является самым большим банком в группе «крупных» и по своему размеру мог бы из группы «крупнейших» потеснить Укргазбанк. ВиЭйБи Банк принадлежит Олегу Бахматюку, как и банк «Финансовая инициатива» – 18-е место (18,18 млрд грн).

Эту сумму денег в ВиЭйБи Банке накопили порядка 500 тыс. розничных клиентов. Денис Мальцев рассказал журналистам, что объем гарантированных вкладов (до 200 тыс. грн) составляет 85% портфеля. То есть в случае ликвидации учреждения нагрузка на ФГВФЛ и, как следствие, на госбюджет составит 9,2 млрд грн. Вложение 4 млрд грн в капитал для покрытия будущих убытков якобы может быть экономнее для государства.

Власть не проявляет интереса

Однако государство не горит желанием тратить бюджетные средства на поддержку частных банков. «Государство – не лучший акционер. Национализация банка – это не цель, а крайняя мера. Минфин не хочет национализировать частные банки», – заявил первый заместитель главы НБУ Александр Писарук. НБУ готов помогать банку, но неизвестно, насколько активно. Две недели назад Нацбанк выдал ВиЭйБи Банку рефинансирование для выплаты депозитов. Но объем этих средств неизвестен.

Во время предыдущего кризиса государство национализировало три банка: Укргазбанк, Родовид и «Киев». Минимальные потери правительство понесло только в Укргазбанке. Остальные два учреждения работают в убыток, в том числе санационный Родовид Банк, и в ближайшее время могут быть ликвидированы.

Тяготы национализации

Банкиры говорят, что национализация частного банка в текущих условиях имеет смысл, только если он является системообразующим и его банкротство может вызвать серьезные проблемы на всем рынке. Но в законодательстве пока нет четкого определения для системно важных банков. «Практически единственным случаем, когда государству целесообразно рекапитализировать частный банк, является рекапитализация больших системных банков, так называемых too big to fail. Таким банкам государство просто не может позволить обанкротиться, так как последствия такого банкротства будут слишком тяжелыми для экономики страны», – говорит  председатель правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач.

По мнению банкира, рекапитализация частных банков должна проводиться с соблюдением четких правил и условий. В ЕС прямая рекапитализация банков производилась при помощи стабфонда ESM (European Stability Mechanism) по правилам ЕС. «Финансирование предоставлялось из этого фонда исключительно тем учреждениям, к спасению которых нельзя привлечь частный капитал. И что самое главное: доступ к фонду могли получить лишь те банки, которые были готовы к проведению реформ и изменению ведения бизнеса», – пояснил господин Хак-Ковач.

Национализацию коммерческих банков можно проводить только при выполнении ряда условий. «Это условие вхождения государства в капитал банка путем приобретения привилегированных акций с фиксированной доходностью и получением контролирующих функций в органах управления. Кроме этого, должен быть получен контрольный пакет акций с формированием органов управления и четким определением условий выхода из капитала путем дальнейшей продажи стратегическому инвестору», – объясняет директор финансово-экономического департамента банка «Финансы и Кредит» Дмитрий Балун.

Уставный капитал ВиЭйБи Банка после увеличения составит 11,04 млрд грн. Для получения контроля (свыше 50%) Минфин должен влить более 5,5 млрд грн, тогда как Олег Бахматюк говорит о 4 млрд грн. То есть он хочет сделать государство миноритарием, что никогда не устраивало правительство. К тому же капитал нужен будет банку для покрытия будущих убытков, вызванных резервированием под проблемные активы. В этом случае целесообразно сначала сформировать резервы, «обнулить» капитал и провести деноминацию акций.

Это тем более важно, что такая инвестиция осуществляется за счет налогоплательщиков. К тому же государство таким образом обещает покрывать все убытки банка в будущем. «Вхождение государства в капитал частного банка происходит обычно, когда иных источников докапитализации уже нет. А без дополнительных средств в капитале его существование невозможно. Это означает, что кроме обязательств перед вкладчиками на государство и бюджет ложатся и обязательства перед другими кредиторами, работа с токсичными активами, – говорит советник председателя правления Евробанка Василий Невмержицкий. – Единственный плюс в рекапитализации государством частного банка – стабилизация банковской системы. Это очень затратный процесс, который тяжелым грузом ложится на бюджет. Во многих случаях государству гораздо целесообразнее взять на себя обязательства перед частными вкладчиками в пределах гарантированных сумм, чем входить в капитал со всеми вытекающими из этого последствиями». Поэтому принятие таких решений должно быть максимально прозрачным и эффективным.

Елена Губарь, БанкИск

Как Хомутынник и его люди до сих пор кормят Януковичей. Документ

HomutinnikYanukovich11Прошло уже почти 4 месяца, как из страны бежали Янукович сотоварищи. А семейные схемы продолжают набивать карманы «ростовских сидельцев».

Бездействие властей на границе с Россией и беззубая реакция на агрессию террор – отличное прикрытие для зарабатывания денег в карман Януковичей. Которые затем легко перетекают в окопы сепаратистов.

Компания Мако, Всеукраинский банк развития, Укрбизнесбанк, Донснабтара, Лемтранс – все эти, и многие другие фирмы прекрасно чувствуют себя не смотря на бегство (со) владельцев в Россию.

Прекрасно работают и построенные Януковичами схемы на государстве. Чего стоит только оценочная деятельность, которая до сих пор приносит деньги «семье».

Часто – по мелочам, таким как обслуживание платежей госучреждений. Например, регистрация места проживания в Госмиграционной службе стоит 0.85 грн., а комиссия Укрбизнсбанка с этого платежа 2.15 грн.

Некоторые схемы, конечно пытаются поломать. Но сделать это оказывается не так-то и просто.

Например, говорят, еще в декабре 2011 года «семья» поставила своего человека на полиграфкомбинат «Украина» – Максима Степанова (который, правда, боролся с ЕДАПСом). После этого – в марте 2013 года – появилось скандальное решение правительства Азарова ввести новый дизайн акцизных марок и в 2,5-3 раза увеличить их стоимость.

Более половины стоимости марки идет частным компаниям, которые для ПК «Украина» поставляют голограммы и спецкраски. По подсчетам Минфина, за счет завышенной цены на эти товары потребители подакцизной продукции за год переплачивают более 500 млн грн. И эти деньги идут вовсе не в государственный бюджет.

Схема сохранилась и после смены руководства Миндоходов – которое и определяет стоимость акцизных марок. И продолжает работать.

Интересно, что требование снизить стоимость производства акцизок в Миндоходов уже направил министр финансов Александр Шлапак, который предложил провести открытые тендеры на поставки той же фольги для акцизных марок и существенно снизить их стоимость.

Homut-zarabat1

Homut-zarabat2

Поданная в письме министра информация позволяет оценить, сколько зарабатывала «семья» на одной акцизке: цена производства акцизной марки на алкоголь завышена в 2 раза (27 копеек против реальной стоимости 14 копеек), на табачные изделия – почти в 3 раза (14 копеек против 5 копеек реальной стоимости).

Но воз и ныне там – на 16 июня поручение Минфина так и не выполнено…

Сложно сказать, какую роль в этом играет (и играет ли) первый замминистра доходов и сборов Билоус. Но учитывая роль, которую в его назначении сыграл Виталий Хомутынник – друг Виктора Викторовича Януковича – сохранение схемы с акцизными марками вызывает множество вопросов.

Которые, как и многие другие, пока остаются в тени АТО.

Александр Дубинский, данная статья была удалена с Украинской правды



Close
Приєднуйтесь!
Читайте нас у соцмережах: